e-mail дПНАМЕП

Выберите раздел :

10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 110 120 130 140 150 160 170 180 190 200 210 220 230 240 250 260 270 280 290 300 310 320 330 340 350 360 370 380 390 400 410 420 430

***

Жизнь под полпаком оборвалась
В американском городе Хьюстоне, известном как космический центр, живет неизвестный миру "космонавт". Из неполных четырех лет жизни Дэвид лишь пять секунд дышал одним воздухом с остальными землянами, Дэвид не знает, что такое поцелуй матери и крепкие объятия отца, он никогда не гулял, взявшись за руки со своей сестренкой Кэтрин. Он не знает, как пахнут цветы, как свежеет воздух после дождя. Дэвид никогда не касался кожи другого человека. Он живет в техасской детской больнице, отделенный от окружающего мира герметической пластиковой перегородкой. Если её разрушить, Дзвид заболеет и неизбежно умрет. У ребенка полностью отсутствует система иммунитета. Встреча с микробами и вирусами, безопасными для здорового человека, для Дэвида окончится трагически...".
Так почти десять лет назад "Неделя" (№ 20, 1975 год) рассказывала о необычном пациенте техасской больницы. За минувшие годы редакция получила иного писем, в которых читатели с волнением спрашивали, как сложилась судьба маленького американца.
И вот из Хьюстона пришла печальная весть: 12-летний Дэвид, которого весь мир знал как "мальчика под колпаком", умер. Смерть Дэвида положила конец эксперименту, который начался 21 сентября 1971 года.
В октябре прошлого года врачи с согласия Дэвида и его родителей решились сделать мальчику пересадку костного мозга. Донором стала сестра Дэвида 15-летняя Кэтрин Казалось, что операция прошла успешно, но в феврале Дэвид заболел, началось обезвоживание организма.
Тогда больного переместили из камеры в стерильную госпитальную палату. Мать впервые смогла поцеловать своего сына Однако состояние мальчика ухудшалось с каждым днем - развивалось, поражение сердца и легких. На пятнадцатый день Дзвид погрузился в глубокий сон и вскоре умер.
Смерть поставила новую загадку - следов пересаженной ткани его сестры в теле Дэвида не обнаружили. "Жизнь и смерть Дэвида, - сказал его лечащий врач,- были удивительны, и они помогут спасению других детей, страдающих подобным недугом".
К. ГЕОРГИЕВ.

***

Экслибрис Отто-Онегина
Кто не знает пушкинской Татьяны Лариной! Ее изображали и скульпторы, и художники, мы видели ее на сцене театра и на экране. Художник М. О. Микешин изобразил ее такой, какой описал Пушкин:
Татьяна пред окном сидела,
На стекла хладные дыша,
Задумавшись, моя душа
Прелестным пальчиком писала
На отуманенном стекле
Заветный вензель 0 да Е.
На втором рисунке Татьяна пишет на стекле латинское слово "ExLibris" и две буквы: А. 0. Что бы это значило?
Всю жизнь Александр Федорович Отто посвятил разыскиванию и сохранению пушкинского наследия. Он даже взял себе псевдоним - Онегин. Жил Отто с 1860 гола за границей, был дружен с выдающимися русскими писателями. Они дарили ему автографы Пушкина, редкие книги и другие материалы. Когда в 1925 голу Александр Федорович скончался, его ценная коллекция была перевезена из Парижа в Советский Союз.
Некоторые из книг библиотеки Отто - Онегина отмечены любопытным экслибрисом: девушка выводит пальцем по стеклу инициалы Отто. Этот экслибрис сделал для Александра Федоровича художник И. Песке. Чтоб немного изменить рисунок Микешина, он перевернул его, от чего и стала Татьяна Лари на левшой!
По количеству книжных знаков - экслибрисов А. С. Пушкин занимает первое место среди русских писателей. В моей коллекции имеется более двухсот знаков с изображением поэта или сделанных по мотивам его произведений.
Б. ЧЕЛЫШЕВ, кандидат филологических наук
г. Тирасполь, Молдавская ССР.

***

Самый большой в мире киноэкран появится в марте 1986 года в парижском районе Ла-Валлет. Кинозал "Жеод" построен в виде зеркального шара диаметром 36 метров. Внутри шара - кинозал с полусферическим экраном. Его площадь тысяча квадратных метров.

***

Однажды в дороге …
После всякого рода волнений, рассказывает журнал "Свет и тени" за 1880 год, выдавших на его долю, вслед за первыми представлениями "Эрнани" Виктор Гюго захотел проехаться в Бретань и Нормандию, чтобы немножко отдохнуть и успокоиться...
В дороге рядом с ним садится какой-то очень аккуратный господин. Завязался разговор.
Незнакомец спрашивает В. Гюго: откуда он?
Из Парижа.
- Так как вы из Парижа, - продолжал любопытствовать судья (каковым оказался незнакомец) из соседнего местечка, - то вы, вероятно, слышали про "Эрнани", наделавшего столько шуму?
- Да.
- Вы, может быть, ее и видели?
- Да.
- Идиотская вещь, не правда ли?
- Да, - в третий раз соглашается В. Гюго.
- этот В. Гюго, кажется, преотвратительное существо!
- Я не имею чести его знать.
- Да и я не знаю, благодаря бога…
Но один мой приятель его недавно видел в Париже...
- Да?
- И в каком виде! Ужас! Оборванного и мертвецки пьяного!
- Ах, какая мерзость!
- Его часто замертво относят из кофейной, где он живмя живет.
- Неужели! …
- Да можно ли удивляться после тех мерзостей, которые он написал...
- 0, конечно!
- Ну вот! Он под влиянием пунша пишет свои безумные произведения, которые, кажется, современная испорченность находит по вкусу.
- Но мы будем возражать! - воскликнул мрачно В. Гюго.
- 0 да! Мы будем протестовать! Ах, как я счастлив, что встретился с таким великолепным человеком! Вашу руку!
Затем посыпались комплименты всякого рода.
Таким задушевным образом путешествие продолжается.
Наконец остановка.
Враг "Эрнани" до того очарован своим спутником, что не может уже с ним расстаться и тащится вместе в гостиницу.
Здесь им подают книгу, чтобы расписаться.
"Виктор Гюго", - спокойно расписывается автор "Эрнани".
Затем он передает перо своему новому другу с любезной улыбкой.
Этот, прочитав его имя, вспрыгнул, побледнел, покраснел, забормотал, как тетерев на току, бросил перо, схватив свой чемодан и, как ошпаренный кипятком кот, стремглав ринулся вон.
Особенно хорош, говорят, этот эпизод, когда его рассказывает сам В. Гюго.
ПОДГОТОВИЛ В. АБАКУМОВ.

***

ОПЕРАЦИЯ БЕЗ НАРКОЗА
Около двух месяцев назад на гастролях в Караганде артист "Союзгосцирка" Михаил Плиска сломал руку на репетиции. Перелом был как-будто нетяжелым, но кости срослись неправильно. Приехав в Ташкент, артист обратился в консультацию НИИ травматологии и ортопедии Минздрава Узбекской ССР. Доктор медицины У. Исламбеков, осмотрев пациента, пришел к выводу, что нужна операция. Такого же мнения был заведующий отделением последствий травм и ортопедии С. Марутян. Накануне операции пациент предупредил, что категорически отказывается от наркоза. В качестве своеобразной справки предъявил афишу "Союзгосцирка", из которой явствует, что "артист Михаил Плиска демонстрирует умение владеть своим телом". Конечно, операционная и арена цирка ничего общего между собой не имеют, и все же Плиска сумел убедить медиков, что перенесет легко операцию без наркоза.
- 25 лет оперирую, но с подобным случаем сталкиваюсь впервые, - говорит У. Исламбеков. - Медицине известны больные, чей организм не воспринимал анестезирующих средств; это явление не распространенное, но мы знаем, как готовить таких больных к операциям. А этот случай уникальный.
- Пациент и вел себя необычно, - продолжает С. Марутян, участвовавший в операции.- Плиска не лежал на операционном столе, а сидел возле него, положив на стол руку (так ему было удобнее). Во время операции был абсолютно спокоен, дважды засмеялся, говорит, что ему стало щекотно. Когда мы уже накладывали швы, он заявил, что немного устал.
- В школе я занимался спортом,- рассказывает И. Плиска,- изучал с юных лет медицинскую литературу, занимался аутотренингом, самовнушением, чтобы полностью контролировать себя и владеть своим телом. Увлечение и определило выбор профессии. Я настроил себя перед этой операцией таким образом, чтобы не испытывать боль. А вот послеоперационные боли не испытываю без всякого аутотренинга: это уже заслуга докторов.
Гастроли москвичей в Ташкентском цирке продолжаются, и Михаил Плиска собирается в них участвовать.
О. ЯКУБОВ, корр. "Правды Востока". ТАШКЕНТ.

***

Когда произносится имя Ивана Федорова, вспоминается памятник, установленный в Москве. С этим известным скульптурным изображением привычно связывается у большинства облик великого первопечатника. Но есть памятник ему и во .Львове, есть десятки книг, на страницах которых художники стремятся воссоздать образ не такого уж и далекого, нашего предка. Но и нетрудно заметить, но везде он изображается разным. Это неудивительно: прижизненных портр6тов Ивана Федорова не сохранилось. Да что портретов! Сколько еще загадок таит его биография неизвестны точно ни дата, ни место его рождения. Экземпляры изданных им книг рассеяны чуть ли не по всему миру.
И все же, как ни скудны наши сведения об Иване Федорове, вклад его в мировую сокровищницу культуры оценил по достоинству. Не случайно нынешний год по решению ЮНЕСКО объявлен годом Ивана Федорова и 14 декабря, в день 400-летия со дня его смерти, благодарные потомки воздадут дань памяти человеку, стоявшему у истоков книгопечатания в России и на Украине.
Конечно, огромное расстояние отделяет "Апостол" и "Часовниик", выпущенные Иваном Федоровым в Москве, "Азбуку", изданную им во Львове, и знаменитую "Остророжскую библию" от сегодняшних книг с их гигантскими тиражами; примитивный печатный станок - от современной полиграфической техники. И тем не менее советские издатели и полиграфисты чтут , продолжают и развивают традиции Ивана Федорова.
Нельзя разумеется, забывать, что книги, изданные Иваном Федоровым, носили религиозный характер -- иное в то время было просто невозможно. Но даже в этих жестких рамках первопечатник умел осуществить свою издательскую программу. А программа эта - просвещение народа, распространение знаний и культуры. 06 этом можно сулить хотя бы по первой книге, выпушенной Иваном Федоровым в городе Остроге, - "Букварю". Его первая часть - "Азбука"; вторая - "Читанка", представляющая собой небольшие тексты для чтения; третья - замечательный памятник старой болгарской литературы, философский трактат Черноризца Храбра. Уже сама структура "Букваря" свидетельствует о благородных целях Ивана Федорова его широком кругозоре, редакторском мастерстве. Высок и полиграфический уровень изданных первопечатником книг - превосходные шрифты, заставки, концовки, заглавные буквы до сих пор вызывают восхищение. Недаром высший диплом на ежегодном конкурсе искусства книги носит имя Ивана Федорова.

***

В маленьком винном погребке в старой Праге Шаляпин сел за стол, задумался и, вынув перо, начал рисовать какой-то пражский собор на белой скатерти. Хозяйка погребка сказала : " Что этот господин рисует, ведь он мне скатерть губит". Шаляпин встрепенулся : "А сколько скатерть стоит?" - "Десять крон". Шаляпин продолжал задумчиво рисовать. Другие посетители кабачка шепчут хозяйке, что это знаменитый певец во всем мире и скатерть можно потом повесить в раме на стене как редкое украшение на память. Хозяйка бросилась к столу. "Простите, я не знала, кто ко мне пришел. Рисуйте, господин Шаляпин, я буду рада иметь эту скатерть". "Нет, - сказал певец, - 50 крон за скатерть, а то домой возьму". Хозяйка, конечно, согласилась, а Шаляпин заказал вина на 100 крон.

***

Василий Иванович Немирович-Данченко (брат знаменитого Владимира Немировича-Данченко, писателя, режиссера, одного из основателей МХАТа) - журналист, романист, военный корреспондент по плодовитости своей в эмиграции приближался к мировому рекорду. Он мог на книжной полке насчитать более 200 своих произведений. Никто не считал, кто написал больше - Василий Немирович или Александр Дюма.
Этот посредственный романист, каким он сам считал себя, обладал необыкновенным здоровьем, старость которого затянулась в Праге до 90 лет.
Приехал он как-то в санаторий отправился к врачу. Немецкий врач, человек порядка, осмотрел писателя и назначил ванну : первый день три минуты, потом четыре, и так до десяти, а потом ежедневно опять вниз до трех. У писателя была старая привычка : он по утрам сидел в горячей ванне минут сорок и читал прессу. Он не изменил своей привычке и в санатории, сидя в ванне по сорок минут, читал русские, французские и немецкие газеты. Перед отъездом из санатория он снова посетил врача и признался, что режима не соблюдал. На что доктор ему ответил : "Я только сказал Вам, как надо лечиться, а вы так устроены, что вам можно в любой ванне и по два часа сидеть, с вами ничего не случиться, вы так устроены.

***

Поэт Бальмонт обладал большой эрудицией, знал несколько языков и много писал в эмиграции. Он посетил много стран и посвятил немало сил переводу поэзии славянских народов на русский язык. В начале столетия его стихи в России любили многие. На берегах Сены временами это был почти страшный, изможденный старик с полубезумными глазами. Перед трагическим концом он много пил, пережил годы упадка и бедности, иногда почти нищеты. Умер в психиатрической больнице Парижа.

***

На кафедре биологии и паразитологии им. Академика Павловского Петербургской военно-медицинской академии в обыкновенной банке для анатомических препаратов ранится сердце заведующего этой кафедрой с 1892 по1921 год Николая Александровича Холодковского. Над шкафом - портрет ученого, педагога, поэта.
Научному миру известны труды одного из лучших энтомологов и зоологов страны, а мир литературный восхищался переводами Шекспира, Байрона, Лонгфелло, Эразма Дарвина, выполненными Н.А.Холодковским. Его перевод "Фауста" Гете был признан лучшим в русской литературе, и Академия наук в октябре 1917 года присудила переводчику премию им. А.С.Пушкина.


Выберите раздел :